ИСТОРИИ

 

Евгения Ярцева
Шарманка

 

Я выглянула в окно проверить, не перестал ли дождь, вижу - к нам идёт Наташа. Сверху зонтик, снизу резиновые сапожищи. А посередине широкий плащ с растопорщенными полами - точь-в-точь футляр от балалайки.
      Значит, сейчас мы будем играть в Барби. Мы с Наташей в плохую погоду всегда играем в Барби. Самих Барби у меня две, а ещё Синди и два Кена. Набор для пикника, набор для парикмахерской. И три барбички, и один кенчик - так мы называем маленьких кукол, которые как будто дети Барби и Кенов. И большой дом, где они все живут. На первом этаже - ванная и кухня, на втором - гостиная и спальня, а третий этаж - крыша, огороженная заборчиком. Там устроена детская площадка, со скамеечкой, песочницей и качелями.
      На крыше живёт и моя старая кукла Лиза. Она одна осталась из старых кукол. Раньше их было много, но с тех пор, как мне подарили дом Барби, они все куда-то подевались... Да они бы и не поместились в доме Барби. Лиза тоже в нём толком не помещается, поэтому работает няней и всегда гуляет с барбичками и кенчиком на крыше.
      Сегодня в нашем доме - торжественный приём. Кенчика и барбичек выставили к Лизе. Но Лиза так выпирала на крыше, что портила всю картину торжественного приёма. Поэтому её сплавили с глаз долой - она как будто пошла в дальний магазин.
      Мы с Наташей так старались подготовиться к приёму, что прямо запарились. Раздвинули шторки на окнах в гостиной, потому что там темновато. Хотя что толку, окна всё равно упираются в стену. Поэтому мы загородили одно окно красивым зеркалом, которое взяли из спальни, - чтобы удивить гостей. Наташа протёрла от пыли белый шкафчик с блюдечками и бокальчиками. А я хотела даже отскрести от пластилина розовую тумбочку, но потом решила - и так сойдёт. Зато нарядила Барби в фиолетовое бальное платье.
      К Барби и Кену пришла в гости Синди с другим Кеном. Гостей рассадили за столом. На столе должны быть угощения - это ясно. Какие? Только деликатесы, решили мы с Наташей. На торжественном приёме не может быть ничего, кроме деликатесов. Что такое деликатесы - тоже ясно. Это редкая еда, с таким странным вкусом, что её невозможно есть. И очень дорогая. Мы принялись вспоминать, какие бывают деликатесы.
      - Знаю! - встрепенулась Наташа. - Мы с мамой-папой зашли как-то в суши-бар и там подавали деликатесы! Сначала сами суши подавали, но это не совсем деликатесы, их всё-таки можно проглотить, если как следует зажмуриться и не дышать. А потом нам осьминога подали - вот это точно деликатес! Очень дорогой, и такая гадость - совершенно невозможно есть!
      Я тоже вспомнила одну дорогую гадость - красную икру. Скользкие шарики, наполненные солёной водой с рыбьим запахом. Наташа со мной не согласилась:
      - Нет, красная икра не совсем деликатес... Она, конечно, дорогая, но её всё-таки можно есть.
      - Ты можешь, а я нет! Даже если зажмурюсь! Значит, для меня красная икра - деликатес.
      Ещё из деликатесов мы сумели припомнить лягушек и улиток. Правда, Наташа сказала, что для французов это обычная еда, как для нас хлеб. Французы, объяснила Наташа, едят лягушек и улиток вместо хлеба, чтобы не толстеть. Ещё она хотела включить в меню глину - потому что глину едят в Китае. Но я возразила, что и у нас её запросто едят. Вот я сегодня утром слепила много маленьких глиняных шариков, чтобы сделать гроздь винограда; Паша увидел шарики и спросил: "Что это?" Я ответила: "Ягодки", - и он сразу съел несколько штук!
      - Ой, какой ужас, - испугалась Наташа.
      - Да ничего ужасного, у меня их много осталось! Всё равно виноград получился.
      Итак, на столе появилась красная икра (мелкий красный бисер), осьминог (из белого пластилина) и всякие лягушки-ракушки (из чего попало). Гости приступили к деликатесам. Ели эту гадость и нахваливали. И даже произносили приветственные речи в её, гадости, честь.
      Когда гости покончили с деликатесами, мы с Наташей задумались - что ещё, кроме сидения за столом, деликатесов и приветственных речей, должно быть на торжественном приёме?
      - Танцы? - предположила Наташа.
      Ну конечно, танцы! Я тут же вспомнила, что у Миши под кроватью валяется шарманка. Мне её подарили вместе с домом. Она специальная, танцевальная. На ней нарисована танцующая Барби.
      Мы щёткой выгребли шарманку из-под Мишиной кровати, из дальнего угла, водрузили на стол у окна и завели до упора. Шарманка бойко заиграла весёлую музыку. Стол с деликатесами убрали, и гости принялись танцевать посреди гостиной. Наташа танцевала Кеном с Синди, я - Кеном с Барби. Долго-долго.
      Кто бы мог подумать, что шарманка на такое способна! Всякий раз, когда весёлая мелодия подходила к концу, мы надеялись, что этот раз - последний. Не тут-то было! Музыка, становясь тише и тише, бесконечно выползала из шарманки. Всё медленнее, медленнее... Вот-вот, казалось, проклятая шарманка замолчит. Но нет - музыка начиналась сызнова! Кены, Барби и Синди прямо валились с ног, не говоря уж о нас с Наташей.
      Как-то быстро стемнело, будто незаметно подкрался вечер. Странно, мы ж ещё не обедали... Продолжая танцевать, я мельком глянула в сторону окна - и заметила, что письменный стол, где издавала весёлые звуки шарманка, почему-то весь перемазан пластилином. Паша, что ли, постарался? Как же я раньше не замечала? А печка-то какая блестящая, без побелки... И откуда-то на ней взялась посуда... Позвольте, печка - вовсе не печка, а шкаф! Ой, а шарманка-то стоит не на столе, а на розовой тумбочке! А за окном не видно высоких лип и тополей, соседских крыш... Потому что это не окно - это зеркало!

      Куда подевалась моя комната?!
      Продолжая как заведённая двигать Кена и Барби, я поднялась с пола, шагнула к окну, ставшему зеркалом. Из зеркала на меня глянула... БАРБИ! В фиолетовом бальном платье!
      МЕНЯ НЕ БЫЛО!!!
      Что же такое делается, хотела я сказать Наташе, повернулась к ней и увидела...
      СИНДИ!
      НАТАШИ ТОЖЕ НЕ БЫЛО!!!
      Я поняла, что вот-вот заплачу... Но лицо Барби - моё лицо! - улыбалось из зеркала однообразной застывшей улыбкой. И Наташа, то есть Синди, так же бессмысленно улыбалась в ответ...
      И тут мой взгляд случайно упал на куклу Лизу. Она валялась на полу у стенки и была точно такой, как раньше! Я схватила Лизу с пола. Шарманка цыкнула, музыка оборвалась на середине. Изо всех сил прижимая к себе Лизу, я бросилась вон из этой комнаты - к зеркалу в гостиной. В зеркале отразилась... я! Не в фиолетовом платье, а в зелёном сарафане, который связала мне мама! Ура! Я ЕСТЬ!
      Только я удостоверилась, что я есть, как скрипнула калитка и Наташин дедушка позвал с улицы:
      - Наташа, обедать!
      А с террасы раздался мамин голос:
      - Маша, мы тоже обедать садимся!
      Я бросилась обратно в комнату - убедиться, что и Наташа есть. По пути задела рукавом печку и испачкалась побелкой... Наташа стояла у окна, за которым качались ветви лип. Она всё ещё держала Кена и Синди в руках.
      - Уф, ну и танцы, - выдохнула она, бросила наконец Кена и Синди на пол и побежала домой.
      И я тоже побежала обедать... Но сперва зафутболила шарманку обратно под Мишину кровать. В дальний угол.
      А ещё сдвинула всю мебель в гостиной к стенке и усадила посередине куклу Лизу.
      Не вечно же ей на крыше торчать!

 

Художник Елена Ремизова

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2010

Используются технологии uCoz