ВСПОМИНАНЬЯ

 

Наталья Ляпунова
Наука побеждать:
математика и артиллерия

 

 

Мой отец, Алексей Андреевич Ляпунов, получил орден Красной Звезды за освобождение Крыма - как написано в наградном приказе. Он этот орден любил и считал, что заслужил его при помощи науки. Стоит подробнее рассказать, что это значит.
      Летом 1943 года, после победы под Сталинградом, началось наше наступление на Крым. К этому времени папа оправился после тяжёлого брюшного тифа; он был в резерве Сталинградского фронта и преподавал офицерскому составу теорию стрельбы. В сентябре 1943 года попал на фронт - как раз к началу наступательных боёв за освобождение Крыма. И сразу был назначен командиром топографического вычислительного взвода артполка, располагавшегося в районе реки Молочной. В полку было девять батарей с дальнобойными орудиями. Функции его взвода состояли в выдаче координат для стрельбы в ходе артподготовки, которая тогда только начинала применяться перед наступательными операциями. Проводилась массированная стрельба из дальнобойных орудий по разведанным целям, и только после этого начиналось наступление техники и пехоты...
      И вот идёт артподготовка. Папа - на наблюдательном пункте. Точки намечены, идёт стрельба, но... цели не поражаются. Он понимает, что линия фронта находится в сфере влияния Курской магнитной аномалии (КМА), что нужны поправки на магнитное склонение, вызываемое притяжением залежей магнитных руд, - именно это притяжение вызывает отклонение снарядов. Отец в молодости работал у П. П. Лазарева в Институте биофизики в должности лаборанта и был участником экспедиции на КМА. Кроме того, папин отец, Андрей Николаевич Ляпунов, математик по образованию, с 1917 по 1923 год был учёным секретарём комиссии по КМА, председателем которой был Лазарев. Папа, будучи человеком очень любознательным, знал о КМА всё: и географическое положение, и ёмкости залежей, и силу магнитного склонения... Кроме того, ещё до войны под руководством академика А. Н. Колмогорова он выполнял математические работы по теории стрельбы и баллистике. Всё это позволило ему прямо в ходе боя внести достаточно сложную корректирующую поправку в уставные расчёты стрельбы батарей.
      Как только бой закончился, папу вызвали в штаб полка. Оказывается, уже по ходу боя в штаб поступили донесения от командиров батарей, что топвзвод даёт неуставные координаты стрельбы. Дело в том, что командиры батарей были опытными артиллеристами и знали правила вычисления координат. У них на лафетах орудий имелись специальные таблицы для определения уставных координат прицельной стрельбы. Командир полка, опытный вояка, задаёт вопрос: "Ваш взвод давал неуставные координаты. Дайте объяснение, что это значит?" И действительно, представьте себе: взвод даёт неуставные координаты, значит - ложная стрельба, цели не поражены! Это - срыв наступления, со всеми вытекающими последствиями...
      Папа пробует объяснить: "Видите ли, какая штука... КМА… магнитная аномалия… отклонения траектории полёта снаряда…" Командир не понимает, он - военный начальник и в таких вещах не искушён... Ситуация накаляется, потому что в такой обстановке расстрел на месте был обычным решением вопроса... К счастью, рядом оказался политрук полка Павел Борисович Кацуба, до войны служивший инженером в Челябинске. Войдя в курс дела, он говорит командиру: "Здесь что-то есть, надо разобраться, надо понять, давайте найдём какое-то решение вопроса. Давайте во время передышки проведём проверочные стрельбы. Возьмём цель, дадим уставные прицелы и координаты с поправкой Ляпунова, посмотрим, что получится".
      Командир полка оказался человеком разумным. Предложение, слава Богу, было принято. С мнением политрука в армии считались... Тогда многие политруки были настоящими властителями душ, а не карьеристами. Это было одной из причин, почему папа в армии вступил в партию, причём сознательно...
      Проверочные стрельбы были проведены. Для этого были выделены четыре батареи. Сначала дали уставные координаты - разрывы снарядов даже не попадали в поле зрения бинокля: дальнобойные орудия, далёкая цель... А когда дали координаты с поправкой Ляпунова, четыре снаряда легли один за другим прямо в цель. Больше вопросов не было.
      В кратчайший срок в штаб полка были вызваны командиры топографических взводов ближайших подразделений. Папа провёл с ними занятие, дал необходимые инструкции. В целом аппарат вычислений был настолько сложен, что сделать их командирам других взводов было трудно. Тогда было принято мудрое решение: папе прислали в помощь дополнительных людей, усилили его взвод. Когда цели были известны, он делал поправки уже не только для своего дивизиона, а по линии фронта, более широко... Ему сообщали уставные координаты, он делал необходимые поправки, давал новые координаты, их передавали в штаб полка, а уже оттуда по цепочке они рассылались по всей линии фронта. Понятно, что это обеспечивало успешную артподготовку и следующее за ней наступление. И папа говорил, что он, как учёный, чувствовал настоящее удовлетворение: "Вот ради этого человек должен знать природу, знать её законы, чтобы в таких ситуациях поставить свои знания на службу человеку".



Старший лейтенент А. А. Ляпунов (стоит в центре)
с группой однополчан, награждённых орденом
Красной Звезды за освобождение Крыма.
Весна-лето 1944 г.

 

      Примечание автора
     
      Алексей Андреевич Ляпунов - известный математик, к началу войны был уже кандидатом физико-математических наук и имел право на бронь, но отказался от неё, так как считал, что его знания как математика, не понаслышке знакомого с теорией стрельбы, могут оказаться полезными на фронте.
      В начале 1945 г. полк, в котором служил Ляпунов, стоял в Прибалтике. Шли очень тяжёлые бои за освобождение Шауляя, после чего был открыт путь в Восточную Пруссию. Позже Ляпунов был отозван с фронта из-под Кёнигсберга для преподавания математики в Артиллерийской академии им. Ф. Э. Дзержинского. Во время передышки между боями Ляпунова в полевой землянке отыскали два офицера из другого полка и с радостью и благодарностью показали блокноты с записями его лекций по баллистике и теории стрельбы, которые они слушали в 1943 г. под Сталинградом. Эти записи они носили в своих полевых сумках и использовали в боевой практике.
      На войне Ляпунов всякое свободное время использовал для занятий математикой. Писал и присылал в Москву статьи, которые после войны (в 1947-1955 гг.) были опубликованы в "Трудах и Известиях Артакадемии" и в "Артиллерийском журнале". В 1949 г. защитил докторскую диссертацию по дескриптивной теории множеств (направление, заложенное в математике работами школы академика Н. Н. Лузина). А с самого начала 50-х гг. основным направлением его научной деятельности стали математические основы теории программирования ЭВМ и кибернетика в самом широком смысле этого понятия.
      С 1962 г. Ляпунов жил и работал в Новосибирском Академгородке. В 1964 г. был избран членом-корреспондентом АН СССР, а в год 60-летия (1971) награждён орденом Ленина.

 

Фотографии из архива Н. А. Ляпуновой

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2010

Используются технологии uCoz