Александр Ермак. ВРЕМЯ РЕЗАТЬ СЫР
NEW-СКАЗКА

 

Александр Ермак
Время резать сыр

 

Даже когда я был не очень большим и сыр резала мама, все равно помогал ей.
      Она не могла обойтись без меня. Выкладывая на стол кусочек солнца, обязательно звала, спрашивала:
      - Пора?
      Я останавливал ее и подбегал к окну. От мамы я знал, что сыр можно резать только тогда, когда разрешит Главный Сырный Обермейстер. А если управиться без него, то Вкус может запросто испортиться. И нарезанное солнышко окажется горьким или кислым, или даже вонючим.
      Так вот, я нужен был маме потому, что взрослые не могут видеть и слышать Главного Сырного Обермейстера. Только дети. У них глаза молодые и зоркие, а слух - острый. Мама, когда была маленькой, тоже видела и слышала Главного Сырного Обермейстера. Но теперь она взрослая и без меня просто как без рук:
      - Вся надежда на тебя, Санька. Смотри внимательнее. Не проворонь...
      И я важно отвечал:
      - Уж не провороню.
      Я смотрел сквозь стекло в сторону дальнего дома. Главный Сырный Обермейстер всегда начинал отдавать свои распоряжения оттуда. Я видел, как он сначала маленькой мухой облетал окна дальнего дома. Потом приближался воробьем через пустырь. У окон ближних домов Главный Сырный Обермейстер был с ворону. А к нам подлетал уже во весь свой рост.
      Он был не выше мамы. Но пошире, потолще папы. В рыжей кудрявой бороде. На голове - черный цилиндр, на плечах - золотой сюртук, под мышкой - толстая книга с адресами и Особыми Отметками.
      Главный Сырный Обермейстер подлетал к нашему окну и останавливался напротив. Через мою голову строго смотрел на мамину руку, замершую над куском солнышка. Потом замечал меня и уже приветливо приподнимал над головой цилиндр. И я в ответ махал ему ладошкой:
      - Здравствуйте, Главный Сырный Обермейстер.
      Он улыбался и доставал из-под мышки толстую книгу с адресами и Особыми Отметками. Листал страницы, наконец останавливался и тыкал пальцем в одну из строчек. Затем глядел на часы, вынув их за цепочку из кармана. Еще раз бросал взгляд на маму. На меня. И вдруг захлопывал книгу и произносил своим немного скрипучим голосом:
      - Время резать сыр.
      Я тут же оборачивался:
      - Мама! Мама! Ты слышала?
      - Нет.
      - Эх, что бы вы без меня делали. Он сказал: время резать сыр. Главный Сырный Обермейстер.
      Мама пристально смотрела на меня:
      - Ты уверен?
      У меня широко распахивались глаза:
      - Конечно, я же видел. Я же слышал.
      - Что ж, - говорила мама, - раз ты видел, раз ты слышал, значит…
      Я тут же подскакивал к ней:
      - Значит…
      Мы переглядывались и объявляли в один голос:
      - Время резать сыр!
      И мама опускала нож на кусочек солнца. И тонкие-тонкие дырявистые пластики укладывались рядком на бочок. И у меня бежали слюнки.
      Один пластик обязательно выходил из-под маминого ножа каким-то чересчур толстоватым, неукладывающимся в общий стройный ряд.
      - Это Главному Сырному Обермейстеру? - догадывался я.
      - Правильно, - кивала мама и подавала мне толстоватый пластик.
      Я подносил кусочек солнышка к окну и во все глаза высматривал Главного Сырного Обермейстера. Он, облетев другие окна дома, должен был еще раз заглянуть в наше.
      Вот он. Тяну к нему руку. Но Главный Сырный Обермейстер, улыбаясь, показывает, чтобы я съел этот толстоватый пластик сам. Не могу ему отказать. И я говорю маме:
      - Главный Сырный Обермейстер хочет, чтобы этот кусочек я съел сам. Он, наверное, уже поел в других домах.
      И мама отвечает:
      - Ну, раз Главный Сырный Обермейстер так захотел, тогда ешь.
      И я мигом засовывал в рот вкуснющий кусочек солнца.

 

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2001