Евгений Данилов. ПОД СВЕТОМ ВЕЧНОСТИ (Александр Солодовников: жизнь и судьба)
МАСТЕР-КЛАСС

 

Александр Солодовников

Александр Солодовников

 

Евгений Данилов
Под светом Вечности
Александр Солодовников: жизнь и судьба

 

      В Царстве Вечного Добра
      Нет ни завтра, ни вчера…

        Александр Солодовников
        (из пьесы "Пенаты, или Похвала бабушкам")

      Дом, человеческий дом -
      Вечен он в круге земном,
      Древен и молод, как мир,
      Изливает он в сердце мир.
      Всё умирает кругом -
      Жив человеческий дом.

        Александр Солодовников
        ("Гимн дому")

Эти строки написаны человеком, для которого его родовая принадлежность была не просто частью его "эго", но знаком взаимосвязанности с корнями великой русской культуры, с корнями христианской традиции.
      Александр Александрович Солодовников (1893 - 1974) ныне по праву считается одним из лучших русских духовных поэтов. Родился он в Москве в семье Александра Дмитриевича Солодовникова, преподавателя законоведения. По линии матери, Ольги Романовны Абрикосовой-Мальмберг, является правнуком Алексея Ивановича Абрикосова (1824 - 1904), основателя "Товарищества А. И. Абрикосов и сыновья", владельца кондитерской фабрики, ныне это концерн имени Бабаева (sic!). На знаменитом портрете Серова изображён дородный купчина с суровым взором, но в жизни Алексей Иванович был милейшим и очень добрым человеком, нежно любившим своих многочисленных отпрысков. Род действительно был очень большим, многие его потомки живут в Москве до сих пор.
      В 19 лет поэт окончил с золотой медалью Московскую практическую академию коммерческих наук (среднее специальное заведение, готовившее экономистов и бухгалтеров), а в 23 года - юридический факультет МГУ.
      В декабре 1916 г. был призван на действительную военную службу, которую проходил в артиллерийском училище в Киеве. Вскоре по возвращении в Москву, в конце 1917 года, был арестован и два года просидел в Бутырках во внутренней тюрьме ВЧК, а также в Саратовском централе. В это время в нём произошёл внутренний перелом и он обратился к православию, в это же время пишется около 40 стихотворений так называемого "тюремного цикла", некоторые из них, скажем, "Решётка" - настоящие шедевры русской религиозной лирики.

      Решётка ржавая, спасибо,
      Спасибо, старая тюрьма!
      Такую волю дать могли бы
      Мне только посох да сума.

      Мной не владеют больше вещи,
      Всё затемняя и глуша.
      Но солнце, солнце, солнце блещет
      И громко говорит душа.

      Запоры крепкие, спасибо!
      Спасибо, лезвие штыка!
      Такую мудрость дать могли бы
      Мне только долгие века.

      Не напрягая больше слуха,
      Чтоб уцелеть в тревоге дня,
      Я слышу всё томленье духа
      С Екклезиаста до меня.

      Спасибо, свет коптилки слабый,
      Спасибо, жёсткая постель.
      Такую радость дать могла бы
      Мне только детства колыбель.

      Уж я не бьюсь в сетях словесных,
      Ища причин добру и злу,
      Но чую близость тайн чудесных,
      И только верю и люблю.

      В семье Солодовниковых, кроме Александра Александровича, было четверо детей: Николай Александрович (1898 - 1940), замечательный писатель и художник, Георгий Александрович (1896 - 1915), Алексей Александрович (1910 - 1942), погибший во время второй мировой, и сестра Анна Александровна (р. 1894), в замужестве Юргенс. В 1922 г. она уехала на Запад и стала там довольно известной оперной певицей. Её потомки ныне живут в Канаде.
      Семья была очень дружною, воспитывалась родителями в православном духе. Сызмальства в доме устраивались семейные концерты, вечера и театральные представления. Позже вместе с братом Николаем Александр Солодовников напишет пять рождественских и пасхальных пьес, которые силами родственников и знакомых ставились в 20-е гг. на Пасху и на Рождество в квартире Солодовниковых на Гоголевском бульваре. Позже эта традиция продолжилась уже в 60-е гг. после возвращения Александра Александровича из ссылки с Сеймчана. На Колыме в лагере и ссылке он провёл в общей сложности 16 лет.
      В годы заточения он часто вспоминал тепло и атмосферу, присущую семейству Солодовниковых, и писал об этом в ряде стихотворений.

      Ёлка сияет светлым убором,
      Свечи лучатся мягким теплом.
      Мы запеваем негромким хором
      Дружную песню за столом.
      Поём о ёлке вечнозелёной,
      Вечно душистой, вечно живой.
      Поют о ней малыш несмышлёный
      И дед с серебряной головой.

      В своих воспоминаниях 1961 года "Домашние спектакли у Солодовниковых" поэт так напишет о том времени: "В частной жизни ещё не закрепился бытовой стандарт. Не было телевизора, который своим появлением убил домашнее музицирование и дружескую беседу. …В эти интересные годы в семье Солодовниковых на Гоголевском бульваре возникли домашние спектакли. Они начались в 1921 году и продолжались до 1932 г. Последний спектакль был подготовлен, но не состоялся из-за болезни самой младшей участницы - семилетней Мариночки Солодовниковой. Спектакли происходили обычно на Святках… Участники приходили к Солодовниковым на репетиции издалека, пешком, так как трамвай ещё пошаливал". Далее он пишет: "Что же привлекало взрослых и детей, родных и знакомых к участию в этих спектаклях? Думается, пережитые трудности военных и послевоенных лет, разруха, а потом всеобщее брожение и неопределённость влекли людей на поиски светлых, жизнеутверждающих переживаний. Хотелось верить, что человеческое море наконец-то успокоится и что на смену завистливой вражде в человеческих отношениях придут благожелательность и взаимное доверие. Пока что это было мечтой, которая могла воплотиться только в сказку".
      1930-е годы - время тяжёлых испытаний в жизни Солодовникова. В 1931 году умирают его родителя, а в 1934 году в возрасте 9 лет любимая дочь Марина (Мисюсь). Сын Серёжа умёр ещё раньше, не прожив и года. В 1933 году на Татьянин день, который отмечала духовная дочь старца Данилова монастыря о. Георгия Лаврова Татьяна Мельникова и где было очень много православной московской молодёжи из разных приходов, ОГПУ арестовало всех участников торжества. В их числе был дальний родственник поэта, позже профессор филологии Львовского университета, Алексей Владимирович Чичерин, а также брат Солодовникова Николай. Чичерин получил пять лет лагеря, его жена Евгения Микини и его сестра Елена Чичерина (позже приняла постриг под именем матушки Екатерины и умерла в 1995 г. во Владимире в Княгинином женском монастыре) - по три года лагеря. Вскоре был арестован и младший брат поэта Алексей Солодовников (по тому же делу проходил и прямой потомок декабриста Пестеля Юрий Пестель). Ему инкриминировался рассказанный в кругу приятелей политический анекдот.
      Николай и Алексей отправились в ссылку. Николай в Тюмень, откуда вернулся в 1935 г. и как "минусник" жил до 1938 г. и своего второго ареста в Рязани. В 1940 г. он умер в тюрьме в Карелии.
      Алексей был отправлен в город Чимкент в Среднюю Азию, в 1936 г. вернулся и по тем же причинам, что и Николай, жил в Краснодаре. Там он женился. Трое его детей и поныне живут в этом городе.
      В 1936 г. оба брата нелегально приезжали в Москву для встречи с родными. Сохранилась фотография всех трёх братьев той поры.
      Вскоре под каток сталинского террора попал и сам поэт. Вначале его арестовали в 1938 г., но тогда ему чудом удалось освободиться. А в 1939 г. по обвинению в связях с заграницей, то есть с той самой сестрой Анной, которая писала из-за границы письма, не понимая, какой опасности она подвергает брата и его семью, Солодовников был арестован вторично. Получил он семь лет, по тем временам срок в сущности детский, хотя случаев погибнуть всё равно было множество.



Александр Солодовников.
Сеймчан. 1950 г.

      Позже сам поэт полагал, что был спасён по воле Божией. В лагерных узах он был на Колыме, в лагере недалеко от посёлка Сеймчан, а когда в 1946 г. вышел на поселение, то работал там же в Сеймчанском детском саду музыкальным руководителем, а также играл на сцене сеймчанского Дома культуры.
      С театром он был связан, кстати говоря, вполне профессиональными узами. Дело в том, что в начале 20-х гг. вместе с прозаиком Сергеем Ауслендером он написал пьесу "Колька Ступин", которая ставилась на сцене одного московского театра и даже была издана в виде книги. Позднее им была написана детская пьеса "Сказание о бедном Кекиле", которая ставилась и московскими, и провинциальными театрами, и продолжала ставиться даже когда её автор был в лагере. (!)
      Вернувшись в апреле 1956 г. в Москву, поэт недолгое время работал в детском саду, а позже собрал свои стихи в несколько машинописных сборников - наиболее известен сборник "Слава Богу за всё!", поскольку много циркулировал в христианском самиздате в 1960-е гг. Второй сборник, "Дорога жизни", разбит на восемь частей по хронологии и по сути отражает жизненный путь поэта.
      Плох тот поэт, который рано или поздно не переходит на прозу. В этом смысле творческий путь Александра Александровича не оригинален. В начале 1960-х гг. Солодовников начал работать над большим трудом "Московский некрополь и русская культура", который повествовал о людях святой христианской жизни, погребённых на московских кладбищах. Много просиживал в Ленинской библиотеке, собирал воспоминания разных людей. Было написано несколько очерков к нему: "Сокровища Введенских гор", "Ваганьковские светильники", "Архангельский собор", "Донской монастырь в Москве". Из этого цикла на сегодняшний день изданы пока лишь, да и то в сокращении, очерки "Сокровища Введенских гор" ("Московский журнал", 1992, №3) и "Ваганьковские светильники" ("Духовный собеседник", 2000, №4). Значительно лучше изданы солодовниковские стихотворения. Было около 40 публикаций в самых разных газетах и журналах, один из вариантов книги "Слава Богу за всё!" был напечатан церковным журналом "Кормчий", (1996, вып. 2)..В 2005 году вышли из печати два сборника избранных стихотворений поэта: сборник "Стихотворения" (в издательстве "Кругъ") и сборник "Я не устану славить Бога" (в издательстве "Паломник").
      Кроме этого, нам известны мемуарные очерки поэта "Домашние спектакли у Солодовниковых" и "Гребнево". В Гребнево жила семья дочери Николая Евграфовича Пестова, оригинального русского богослова и близкого друга поэта, одного из первых христианских самиздатчиков, Натальи Николаевны Соколовой. Почему за деятельность на сей славной ниве Пестова не арестовали и не посадили в те годы - одному Богу известно. (Подробнее о нём см. мемуары Н. Н. Соколовой "Под кровом Всевышнего", Новосибирск, 1998 г.; пишет она там и о Солодовникове.) Возможно, существуют и другие прозаические сочинения поэта, нам пока ещё неизвестные.
      К сожалению, по сию пору не изданы замечательные пьесы Александра Солодовникова, знакомство с которыми, безусловно, помогает лучше понять и его мировоззрение, и его блистательную поэзию. А они того заслуживают. Знаю, что силами учащихся одной из воскресных московских школ часть из них ставилась. Но, конечно, было бы неплохо, если б они были поставлены на сцене одного из московских театров. Хотелось бы надеяться, что эта публикация позволит реализовать данную идею на практике.

 

Автор публикации выражает признательность Анне Петровне и Лидии Михайловне Васильевым за возможность ознакомиться с архивом А. А. Солодовникова.

Читайте в "Пампасах":

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2006